ГЛАВНАЯ ИСТОРИЯ НОВОСТИ СПИСОК НОВОСТЕЙ ФОТОАЛЬБОМЫ ВИДЕО ФОРУМ УСЛУГИ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ КОНТАКТЫ УПРАВЛЕНИЕ, СТРУКТУРА
ЧЛЕНЫ НАШЕГО КЛУБА КАРТЫ, ДОКУМЕНТЫ ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА НАШИ ДРУЗЬЯ Новости и деятельность МОИП
 

Заседание (ZOOM) расширенного Экспертного совета от 30.11.2021 г. по исследованию Косинских озер

Обсуждены промежуточные результаты исследований Косинских озер, предоставленные членам Экспертного совета при ДПиООС в сентябре 2021 г.

Подпишите петицию: Петиция

П Р О Т О К О Л

Присутствовали:

Ступин Е.В. - депутат Мосгордумы: Перевезенцев Д. - помощник депутата Мосгордумы; Гонышева О.А. -. помощник депутата Мосгордумы;
Николаев С.В. – руководитель ССОЭ «Экополис-Косино»: Ломоносова Л.М. – член ССОЭ «Экополис-Косино», член рабочей группы при префектуре ВАО по вопросу исследований Косинских озер;
Медовар Ю.А. - ст.н.сотр., к.г.-м.н., доцент, Институт водных проблем РАН, член экспертного совета при ДПиООС по проведению исследований территории Косинских озер, рецензент и редактор научных журналов;
Данилов-Данильян В.И - профессор, д.э.н., чл.-корр. РАН, научный руководитель Института водных проблем РАН, член экспертного совета при ДПиООС по проведению исследований территории Косинских озер;
Веницианов Е.В. - гл.н.сотр., д.ф.-м.н., профессор, зав.лаб., Институт водных проблем РАН, член экспертного совета при ДПиООС по проведению исследований территории Косинских озер;
Юшманов И.О. - к.т.н., доцент, ст.н.с. Институт водных проблем РАН, лаборатория гидрогеологических проблем охраны окружающей среды, приглашенный эксперт;
Шилькрот Г.С. - к.г.н., ст.н.с., отдел физической географии Института географии РАН, лимнолог, член экспертного совета при ДПиООС по проведению исследований территории Косинских озер;
Расторгуев А.В. - к.т.н., доцент, каф. гидрогеологии геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, приглашенный эксперт;
Орлов М.С. – доцент, геологический ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, к.г.-м.н., член экспертного совета при ДПиООС по проведению исследований территории Косинских озер;
Игнатьева Е.И. - инженер гидротехник, главный инженер проектов, приглашенный эксперт;
Заиканов В.Г. - к.г-м.н,, зав.лаб. геоэкологии г. Москвы и городских агломераций, Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, чл.-корр. Российской академии естественных наук, эксперт рабочей группы при префектуре ВАО по вопросу исследований Косинских озер.

В Ы С Т У П И Л И:

Медовар Ю.А. - Институт водных проблем РАН.

Представленный Отчет выглядит крайне неубедительно. В качестве примера: что такое прототип математической модели озер? Отстроена предварительная поверхность слоев, но геологические слои не могут менять свое положение каждый месяц. Небрежное отношение к составлению и подачи материалов исполнителем. Исполнитель решил обратную задачу, но ради чего?
Геофизические исследования сделаны прекрасно, но имеются 2000 скважин, а вы строите геологический разрез по сопротивлению между юрскими глинами и флювиогляциальными песками, хотя гораздо точнее можно построить геологический разрез по данным буровых работ.
Отсутствие условных обозначений на представленном разрезе не дает возможности определить, что же на нем приведено. Такая пренебрежительность прослеживается во всех представленных материалах. В таком виде представленный отчет вообще нельзя рассматривать.
Очень красивые трехмерные картинки, но не понятно, к чему они относятся и для чего они вообще нужны в этом отчете? Из представленных материалов неясно, как составлена карта гидроизогипс, неужели при этом использовались все 2000 скважин? Скважины бурились в разное время, и возникает вопрос, как авторы совмещали разновременные отметки уровней грунтовых вод? И вообще всё, что предоставлено в материалах – один сплошной вопрос.

Письменные замечания Ю.А.Медовара и И.О.Юшманова.

1. Нет «навигации» по тексту отчета – номеров страниц и таблиц, что затрудняет работу с текстом.
2. Из приведенных материалов вообще не следует, что озера мелеют – нет данных систематических ежегодных наблюдений, а показатели сезонных колебаний за один год не дают оснований говорить об изменении их уровня.
3. На стр. 8 дана таблица «Максимальная глубина озер» – что означают эти данные? Относительно чего они измеряются? Это скорее характеристика отметок дна, а не уровня.
4. Нигде не приведены абсолютные величины уровней в озерах, без этих данных нельзя говорить о какой-то динамике уровней.
5. Ни к одному рисунку нет обозначений.
6. Что означает термин «прототип математической модели»?
7. В пункте 2 употребляются слова «прошедший период первого этапа», «изученный период» - это имеет привязку к конкретным календарным датам?
8. Что планируется получить в результате применения математической модели, как эти данные могут противодействовать обмелению озер?
9. Необходимо оценить взаимосвязь двух горизонтов – надюрским (грунтовые воды) и водоносным горизонтом карбона.
В ы в о д: В таком виде отчеты на Круглом столе не рассматривать!!!

Данилов-Данильян В.И. - Институт водных проблем РАН.

Не предоставлен промежуточный материал ДПиООС для анализа и замечаний всем членам экспертного совета; в частности, представителям Института водных проблем РАН и также на адрес Института.
Все время говорим, что остаются неисследованными гидрогеологические вопросы, но не только. Перечислю, что непонятно:
1. Непонятна гидрогеологическая структура и ее динамика.
2. Непонятна связь озер с поверхностным водосбором, там очень много неясного, а это сильнее всего изменяемая человеком сторона дела.
3. Что касается климатических изменений, то в г. Москве большее значение имеет отклик не на глобальные изменения, а на локальные и, отчасти, региональные трансформации среды (так называемый климатический эффект мегаполиса). Каждый большой город имеет свой микроклимат, и в Москве он меняется под влиянием антропогенных процессов, прежде всего в самой Москве и в соседних районах области. Именно эти вопросы пока остаются непонятными. Г.С. Шилькрот замечательно изучила гидрохимию и историю территории, но для того чтобы прогнозировать, как будут меняться гидрохимические характеристики, нужно иметь ответы на те вопросы, о которых я сейчас говорил. В противном случае мы получим не прогноз, не анализ возможных последствий тех или иных мер и событий, а только описание состояния системы.
4. Постоянно поднимаю вопрос об отсутствии исследований и подробных материалов по водному балансу озёр. По подземному питанию озёр и впадающих в них водотоков необходимых данных нет, это очень важная составляющая баланса, но и о поверхностном стоке мы знаем мало. Но составлять водный баланс только по валу, не вдаваясь в химический состав его частей, тоже недостаточно.
Выразил сомнение в том, что информация по двум тысячам (2000) скважинам обработана.

Веницианов Е.В. - Институт водных проблем РАН.

О последовательности действий: сначала необходимо написать баланс уравнений по тем данным, которые у исполнителя работ имеются, а уже потом моделировать. Какие неоткрытые вопросы вы будете сейчас решать с помощью этой модели, на которую потратите какое-то время? Данных необходимо собрать довольно много, потом проверить эту модель, верифицировать, это не простой процесс. Нужна ли вообще эта трехмерная модель?
Не предоставлена информация: как исполнитель работ решает вопросы о падении уровней в озерах, если у него нет уравнения баланса подсчетов за определенный промежуток времени? Есть ли у исполнителя материалы по донным отложениям не только этого года?
Напоминание об отсутствии данных по водному балансу территории Косинских озер.

Шилькрот Г.С., Институт географии РАН.

Отчет по полученным предварительным результатам исследований я получила в сентябре. В первой части Отчета результаты (лимнологические) не противоречили тому, что я, как исследователь Косинских озер, знала. Вопросы возникли к последней части Отчета – гидрогеологической. Здесь отсутствовали пояснения к рисункам, не был показаны водоносные надъюрские горизонты в районе озера Святого. А это самое важное в сегодняшней ситуации. Святое озеро очень чувствительно к притоку грунтовых подземных вод. А этот приток явно снизился в настоящее время, и причина этого должна быть выяснена. Особое внимание следует обратить на приток грунтовых-подземных вод с северной стороны котловины оз. Святого. На замечания по распределению сероводорода в Белом озере поясняю: сероводород в озерах – не постоянная субстанция, и в Косинских озерах он не связан с подземными водами. Он образовывался в Белом озере в результате функционирования его экосистемы в условиях продуцирования большой массы органического вещества, застойности глубинных слоев воды летом и зимой и развития в эти сезоны дефицита кислорода, а также при большом содержании в озерной воде сульфатов.
Просьба к авторам Отчета: больше пояснений к полученным материалам по исследованиям первого и других этапов.
Не отражены в предоставленных материалах исследования по гидрогеологии озер:
1.Нет хорошего объяснения гидрогеологической структуры района исследования;
2.Нет информации по водоносным горизонтам. Отправила замечания в ДПиООС, жду научно обоснованных пояснений, до настоящего момента с сентября ответа нет.
3.Необходимо обратить внимание на потоки грунтовых вод с севера, от Салтыковского лесопарка. И на то, как это отражено в промежуточных материалах ДПиООС гидрогеологической модели.

Расторгуев А.В., МГУ им. М.В. Ломоносова;

В промежуточном отчете ДПиООС не стоило приводить результаты моделирования. Нужно было:
1. Дать подробное описание гидрогеологических и гидрологических условий. Привести структурные карты основных водоносных горизонтов и водоупоров, карты гидроизогипс и гидроизопьез. Представить данные о фильтрационных параметрах, полученных в результате опытно-фильтрационных работ.
2. Опираясь на гидрогеологические и гидрологические условия, дать постановку задачи. Привести описание моделей, которые в данном случае необходимы. Целесообразно использовать пакет LAKE, входящий в код MODFLOW. Будет ли он использован – непонятно.
3. Провести геофильтрационную схематизацию – обосновать пространственную структуру потока и границы модели в плане. Из приведенных материалов непонятно, учтены ли залегающие ниже горизонты карбона, которые в значительной мере сработаны и принимают воду из вышележащих горизонтов и, возможно, из озера. Из информационного отчета непонятны и плановые границы модели. Если они приняты по поверхностным водоразделам, то надо проверить, соответствует ли это действительности – подземный водораздел необязательно повторяет поверхностный. Важной информацией является положение и производительность откачивающих (водопонизительных или водозаборных скважин), положение и характеристика дренажей и стен в грунте. Неясен режим потока. То ли авторы хотят получить средние характеристики и решают задачу для стационарных условий, то ли хотят рассмотреть конкретный временной интервал со всеми возмущающими факторами, связанными с ним. Совсем непонятны фильтрационные параметры для основных водоносных горизонтов, параметры взаимосвязи подземных и поверхностных вод, а также инфильтрационное питание, принятое авторами.
Так как моделирование все же проведено, необходимо было предоставить баланс модели и график разброса, полученный по результатам решения обратной задачи.
Рекомендация. Учесть приведенные выше замечания в окончательном отчете и включить файлы модели как приложение к окончательному отчету.

Орлов М.С., МГУ им. М.В. Ломоносова.

В предварительных результатах излишне много, как мне кажется, уделено внимания математическому обоснованию модели и ее выбору. Это делать, конечно, нужно, но потом, на следующих этапах работы. Сейчас же результатами должны быть геологическая и гидрогеологическая интерпретации построенных плановых и профильных изображений. При этом уже можно и нужно спросить изыскателей и прочесть в их отчетах:
1. Происхождение озёр (процессы, возраст, соотношение с геологическим разрезом, различия генезиса, роль добычи торфа в войну, роль постройки канала между Чёрным и Белым озёрами и пр.);
2. Соотношение наблюденных величин (уровни, химический состав и др.) со старыми, времен работы Лимнологической лаборатории.
3. Обоснование того, почему пренебрегли информацией о напорах в карбоне (подъюрском горизонте) и сведениями о возможном перетекании сквозь юрскую разделяющую толщу. Это важно для понимания того, питает ли артезианский горизонт в карбоне озёра или, наоборот, – над питьевым горизонтом висят озёра с существенно сероводородным заражением;
4. Что выявил первый этап гидрогеологических работ? Где наиболее «слабые» точки и площади по информационной обеспеченности параметрами (емкость, проницаемость) фильтрационных потоков, их элементами (напорами, градиентами, сеткой движения), граничными и начальными условиями? На каких участках и на каких методах изысканий следует сосредоточиться в связи с этим анализом? Все это нужно определить с необходимой и достаточной достоверностью, представительностью и точностью. Об этом в тексте – ни слова. А иметь непротиворечивую гидрогеологическую модель или схему необходимо до построения и использование любой математической численной модели, как бы хороша она ни была сама по себе;
5. На представленной карте гидроизогипс поток направлен на юго-запад, он спокойный, с постоянным градиентом, показывающий, что озёра на своих западных берегах питают надъюрский водоносный горизонт. А что делается на восточных берегах? Разгрузка? Изучена ли она? Это сосредоточенные подводные роднички или пластовые выходы? Куда? – В заражённую сероводородом зону озёр или выше? Если так, то «видит» ли это геофизика? Можно применить известный комплекс электроразведки («русловая геофизика»), состоящий из измерений электросопротивления придонного слоя воды, температуры донных отложений и потенциалов естественного электрического поля по пикетам вдоль берега. Об этом следует что-то сказать, хотя бы в форме предположений, обосновывающих дальнейшие изыскания.
6. В некоторых важных случаях совсем необязательно дожидаться наполнения данными математической модели. Если есть карта гидроизогипс, знание коэффициента фильтрации и геометрии водоносных пластов, то в качестве «предварительных результатов» можно по закону Дарси (или Дюпюи, обоснуйте – с использованием параметра сопротивления ложа водоема или без него) посчитать расходы потока с востока в озеро и от западных его границ на юго-запад. За счет чего отнести неизбежную невязку? Именно этого мы все ждём от отчёта по первому этапу.
7. Всё на картах и разрезах настолько «гладко», что пока неясно, можно ли будет в гидродинамической модели принять во внимание многомесячный строительный дренаж на ул. Чёрное Озеро, водопонижение при строительстве других объектов поблизости: метро, канализационный коллектор, торгово-развлекательный центр и т.п. Как это будет учтено в соответствии с желаемым масштабом результатов и чувствительностью модели? Тут исполнителям (изыскателям и проектировщикам) следует понимать, что эта работа выполняется одновременно для специалистов очень разных профилей и для населения, которое способно воспринимать упрощенные выводы.

Игнатьева Е.И., инженер гидротехник.

В отчёте первого этапа изысканий фигурирует цифра – 2000 геологических скважин, но не указано, сколько из них пробурено в рамках проведения комплексных инженерных изысканий. Если их количество составляет 21 шт., то, учитывая площадь объектов исследования, можно предположить, что этого недостаточно.
Использовались данные огромного количества архивных скважин. Считаю, что в первую очередь необходимо выделить те, которые были выполнены после активного освоения прилегающих к озёрам территорий, примерно в 90-х годах прошлого века, т.к. строительство дорог, дренажей, изменение рельефа и застройка территорий существенно изменили гидрогеологический режим местности.
В ранее выполненных скважинах, скорее всего, наблюдения, привязанные к сезонным показателям, показывали близкие параметры, и их изучение в данном случае неактуально.
В гидрогеологической модели необходимо учитывать по построенным и проектируемым объектам и мероприятиям все факторы, влияющие на гидрогеологические условия территории, и водные балансы озер, в первую очередь – негативные (стройки, изменение ландшафта, дренажи и пр.).
Учитывались ли при моделировании проектные объекты нового строительства, в частности реновация? В отчёте об этом ничего не сказано. Если нет, то потребуется очередная корректировка при построении модели, и это может продолжаться бесконечно. Поэтому необходимо:
1. Места расположения гидрогеологических скважин увязать с расположением строящихся и проектируемых сооружений, зданий, дренажей. В границах территории инженерных изысканий на карте фактического материала эти объекты должны быть обозначены, чтобы было ясно, как они будут влиять на изменение гидрогеологических условий;
2. Геологический разрез через все водные объекты должен проходить также через места расположения сооружений с нанесением контуров свайных оснований, дренажей и других подземных контуров сооружений

Заиканов В.Г., Институт геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН.

Материалы были присланы в виде карт без комментариев, без условных знаков, так что как читать эти картинки – не совсем понятно. Я бы хотел обратить внимание ещё на один аспект, антропогенный фактор, касающийся воздействия человека, влияющего на систему Косинских озер. Непонятно, как в той модели, которая сейчас или в будущем конструируется, будет учтена хозяйственная ситуация вокруг озёр? Идут откачки, идет строительство, прокладывается метрополитен, дороги, перехват поверхностного стока и сброс его в ливневую канализацию и т.д. Как это всё будет учитываться в модели, для меня остаётся загадкой. Как будут увязываться гидрологический и гидрогеологический балансы в условиях такой высокой антропогенной нагрузки? Насколько эта модель будет адекватной?
Хотелось бы от исполнителей, во-первых, прочитать и ознакомиться с материалами, которые они успели подготовить за первый отчетный период из трёхлетнего.
Во-вторых, каков учёт техногенной, или антропогенной составляющей в модели – это самое важное!
Резюме: хотелось бы, чтобы общественная организация ССОЭ «Экополис-Косино» имела возможность ознакомиться с выполненными материалами и, проанализировав их, могла дать свои замечания.

Николаев С.В., ССОЭ «Экополис-Косино».

О факте халатности относительно рассылки уведомлений, а также складывающемся сомнении в объективности необходимого объема научно-изыскательских работ и их открытости.
Членам экспертного совета при ДПиООС было разослано письмо (№05-20-5996/31 от 16.09.2021г.) с промежуточными результатами исследований, представлением модели территории и просьбой об экспертном мнении и предложениях. К сожалению, в рассылку не попали представители Института водных проблем РАН.
15.09.21г. было проведено заседание рабочей группы при префектуре ВАО, на котором члены «Экополис-Косино», к большому сожалению, не смогли присутствовать по причине несвоевременного оповещения (уведомление было отправлено накануне, во второй половине рабочего дня). Из экспертов на данной встрече участвовал Заиканов В.Г., к.г.-м.н., заведующий лабораторией геоэкологии Института геоэкологии им. Е.М. Сергеева​ ​ РАН. Однако ответы на его вопросы о размещении скважин, их глубине, обосновании количества, о проведении гидрологических испытаний в скважинах небыли получены.
Не получен ответ ПО СУЩЕСТВУ на эти вопросы ни по запросу Ступина Е.В. в адрес ДПиООС (исх. № 08-43-6844/21 от 27.08.2021), ни «Экополис-Косино» (исх. № 500 от 14.10.2021). Ответ от 09.11.21г ДПиООС 05-19-16945/21-1.
Касательно вопроса объективности информации – пример несоответствия официальных цифр объёма сброшенных в канализационную сеть грунтовых вод при строительстве по ул. Чёрное озеро, д.4 (всего 27 000 м3 за 9 мес.) с элементарным расчётом (1 насос 41 472 м3/мес. × 10 насосов × 9 мес.) при резком понижением уровня Святого озера на 1,67 м, наблюдаемом в тот же период. Отсюда вопрос о точности гидрогеологической модели территории.
Об отрезанном с севера потоке грунтовых вод из-за проложенного в 2011 г. силового коллектора вдоль ул. Салтыковской, на глубине около десяти метров. В связи с понижением уровня воды оз. Святого примерно на 1м в 2011 г. ландшафт – сплавина с растительностью, площадью ок.15-17 га, визуально просел на ту же величину – ок.1 м. Заметили ли это балансодержатели – ГУП Мосводосток и ДПиООС ?
О частном промере военным специалистом оз. Белого в 2017 г. эхолотом – глубина до песчаного дна 35 м.

Ступин Е.В. – депутат МГД.

Что необходимо требовать от чиновников:
1. У исполнителя работ – информацию по строительным объектам;
2. Анализ антропогенных факторов, влияющих на систему озёр,
3. Технические данные по скважинам.
Протокол направим в ДПиООС и другие организации, с требованием назначения встречи (совещания) со всеми заинтересованными сторонами.

Р Е Ш Е Н И Е

I. Отчёт по промежуточным результатам исследований Косинских озер, предоставленный членам Экспертного совета при ДПиООС в сентябре 2021 г., без существенной доработки принимать нельзя.

Необходимо разработать и согласовать с экспертным советом при ДПиООС и заказчиком детальную программу дальнейших исследований и, соответственно, радикально переработать техническое задание на НИР, принимая во внимание замечания, сделанные участниками данного заседания расширенного Экспертного совета (см. выше по Протоколу) и резюмируемые далее (следующий пункт Решения). Эта программа, в частности, должна определить, какие замечания следует отнести к доработке данного отчёта (1-го этапа исследований), а какие – к следующим этапам. Срок представления окончательного отчёта по 1-му этапу следует скорректировать, чтобы обеспечить возможность качественного выполнения работ. Состав исполнителей по квалификации, опыту и численности должен соответствовать уровню сложности работы с учётом сроков исполнения.

II. Основные замечания по отчёту:

1. В отчёте полностью отсутствуют сведения о водном балансе Косинских озёр, хотя именно водный баланс – основа всех подобных гидрологических исследований и разработки мер по охране вод. Уже на 1-м этапе исследований необходимо привести хотя бы предварительные данные о водном балансе, имея в виду его уточнение на следующих этапах. Составлять водный баланс только по валу, не вдаваясь в химический состав его частей, тоже недостаточно.

2. Из отчёта совершенно неясно, какая гидрогеологическая информация получена в результате бурения 2000 скважин в районе Косинских озёр. Необходимо систематизировать первичные данные, полученные от этих скважин, проанализировать полученное описание, выявить «белые пятна» в этой информации и использовать результаты анализа при планировании дальнейших полевых работ.

3. В отчёте совсем мало информации по гидрогеологии озер, отсутствуют даже сведения, полученные в ранее проведённых исследованиях. В результате данной НИР необходимо получить полную картину гидрогеологической структуры изучаемого района, без этого ни водный баланс озёр, ни научно обоснованный выбор мер по их сохранению невозможны. Необходимо получить полную информацию по водоносным горизонтам, особого внимания требуют потоки грунтовых вод с севера, от Салтыковского лесопарка.

4. В отчёте совершенно недостаточно охарактеризована система антропогенных воздействий на Косинские озёра. Следует рассмотреть виды этих воздействий, взаимосвязи между ними, их сопряжённость (в случаях, когда она имеет место). Информация о наблюдаемых, предполагаемых, проектируемых, возможных антропогенных воздействиях – важнейшая составляющая базы данных для моделирования.

5. В отчёте не сформулировано, для решения каких конкретных задач разрабатывается модель. Если цели моделирования внятно не определены, модель бессмысленна, её разработка – напрасная трата средств. В данном случае модель должна описывать взаимосвязи поверхностных и подземных вод, зависимость уровня озёр от метеорологических условий и антропогенных воздействий на территорию водосбора и подземные воды, давать гидрологическую оценку (уровень, расход воды, основные показатели качества) влияния различных антропогенных воздействий на Косинскую озёрную систему и её составляющие. Для разработки такой модели нужны существенно более глубокие знания о проблеме, чем имеющиеся в отчёте. Составление водного баланса (для начала в «черновом» варианте) должно предшествовать разработке модели, быть первым шагом к её построению.

III. Необходимо максимально использовать наступивший зимний период для геофизических, батиметрических и буровых работ со льда.

IV. Встреча Экспертного совета в расширенном составе должна проводиться не реже одного раза в два месяца с обсуждением планов работ и выполненных работ. Необходимо обеспечить открытость в предоставлении промежуточных результатов работ.

Следующее заседание Экспертного совета целесообразно провести во 2-й декаде января 2022 г.

Опубликовано:12 Декабрь, 2021 04:17, Просмотров:62, ]]>Печать]]>

  Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

* Ваше имя:

* Текст:

Контрольный вопрос

Два плюс три будет, прописью?