ГЛАВНАЯ ИСТОРИЯ НОВОСТИ СПИСОК НОВОСТЕЙ ФОТОАЛЬБОМЫ ВИДЕО ФОРУМ УСЛУГИ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ КОНТАКТЫ УПРАВЛЕНИЕ, СТРУКТУРА
ЧЛЕНЫ НАШЕГО КЛУБА КАРТЫ, ДОКУМЕНТЫ ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА НАШИ ДРУЗЬЯ Новости и деятельность МОИП
 

К воспоминаниям о Косинской биостанции...

Косинская биологическая станция в Косине на Белом озере, 1926 год.

В морских экспедициях активное участие принимал Государственный океанографический институт (ГОИН), преобразованный в 1929 г. из Плавучего морского научного института (Плавморнин), учрежденного Декретом Совнаркома в 1921 г. Организатором и первым директором Плавморнина являлся один из основоположников советской океанологии Иван Илларионович Месяцев, долгие годы работавший на Косинской биологической станции под Москвой.

В числе первых сотрудников института был и Всеволод Аполлинарьевич Васнецов. Сын художника Аполлинария Михайловича Васнецова с юных лет интересовался Арктикой, поэтому неудивительно, что окончив Высшую аэрофотосъемочную фотограмметрическую школу РКК Воздушного флота, он пришел работать во вновь созданный институт.

ВАСНЕЦОВ ВСЕВОЛОД АПОЛЛИНАРЬЕВИЧ

(15 (28) ноября 1901 — 5 (18) июня 1989), полярный исследователь, писатель, общественный деятель, заслуженный работник культуры России (1988).

Родился в г. Москве в семье художника Ал. М. Васнецова. Окончил Высшую аэросъемочную фотографическую школу РКК Воздушного Флота. Работал в Плавучем морском научном институте (Плавморин), участвуя в 1921—1933 в полярных экспедициях на “Персее” и др. судах Плавморина. Затем работал в Государственном океонографи-ческом институте. Организатор в Москве квартиры-музея отца-художника Ал. М. Васнецова и один из инициаторов создания на родине отца в с. Рябове Зуевского р-на Кировской обл. музея-усадьбы В. М. и А. М. Васнецовых. Еще при жизни большую часть произведений своего отца передал государству, в т. ч. в музей-усадьбу Васнецовых в Рябове и Кировский областной художественный музей. Принимал активное участие в подготовке усадьбы-музея в Рябове к открытию в 1981. Автор книг о полярных исследованиях и воспоминаний о художниках Ал. и В. Васнецовых. О. Васнецова.

Далее мы приводим отрывок из воспоминаний В.А. Васнецова описанный в книге «Под звездным флагом «Персея», где он рассказывает о знакомстве с И. И. Месяцевым, Косинской биологической станцией, а также готовиться к своей первой серьёзнейшей экспедиции на «Персее».

Шум ветра всколыхнул воспоминания.

...В один из воскресных дней И, И. Месяцев предложил мне съездить вместе с ним на Косинскую биологическую станцию и сфотографировать лаборатории, здание и Косинское озеро. Я с радостью согласился, тем более что мне хотелось испробовать новые фотоаппараты и пластинки.

На станции царила удивительная чистота и порядок. Очень уютные лаборатории были хорошо оборудованы. Чувствовалось, что станция создавалась с большой любовью и работают там с удовольствием и увлечением. Руководил станцией гидробиолог профессор Л. Л. Россолимо.

Во время этой поездки я ближе познакомился с сотрудниками Зоологического музея, будущими участниками Полярной экспедиции. В 1919—1921 годах многие из них работали на Косинской станции, а некоторые и жили там. На станции проходили практику и студенты-гидробиологи.

В конце дня сотрудники станции собирались за вечерним самоваром на большой террасе. Морковный или смородиновый чай «высшего сорта» пили обычно с сахарином и изредка с сахаром вприкуску. Вместо тортов или печенья подавался картофель и тонко нарезанные ломтики черного хлеба.

Смеркалось, гасла постепенно заря. Электричества часто не было, но и в полумраке чаепитие затягивалось до позднего часа. Попыхивая дымком еловых шишек, самовар пел свою монотонную песенку. Обстановка располагала к задушевным беседам, к мечтам о будущем.

И вот под пение самовара на Косинской биологической станции, на берегу маленького озера, зародилась мечта о больших океанских плаваниях. Сколько горячих споров разгоралось вокруг созданного еще только в мечтах морского института, весь состав которого плавал бы на специальном корабле и выполнял биологические исследования на морях и океанах. Как зло вышучивали эти мечты скептики, как горячо отстаивали их неунывающие мечтатели! И восторжествовали мечтатели! Из недосягаемой фантазии морской институт превратился в реально существующее научное учреждение.

Осуществилось это потому, что люди, работавшие на Косинском озере — и Л. А. Зенкевич, и А. А. Шорыгин, и Л. Л. Россолимо, и молодежь: А. Д. Старостин и В. А. Броцкая — были не только фантазерами, но и учеными, увлеченными и преданными делу. Людьми, глубоко убежденными в том, что это серьезное дело необходимо молодой стране для развития экономики ее северных морей. И еще потому, что вожаком этих мечтателей и энтузиастов был самый большой мечтатель и энтузиаст Иван Илларионович Месяцев — человек больших организаторских способностей, неукротимой энергии, непреклонной воли и настойчивости.

Вечерело. Месяцеву, Зенкевичу, Шорыгину и мне надо было ехать в Москву. Отправились на станцию. Дачные поезда формировались тогда из товарных вагонов. Сидели на скамейке, прогуливались по перрону, а поезда все не было. Прошел час, а может быть, и больше. Наконец начальник станции объявил: «Товарищи, сегодня на Москву поездов не будет».

Что ж, ждать больше нечего, нужно идти пешком. Совсем стемнело. Мы шагали сначала по шпалам, потом сошли на какую-то тропинку, протоптанную вдоль полотна. Ночь была теплая, лунная. Мы шли не спеша. Мои спутники вели оживленную беседу о предстоящей экспедиции.

На полпути мы проголодались. В каком-то селении увидели домик с освещенными окнами и решили зайти. Оказалось, что это трактир, или, вернее, харчевня. Старая бревенчатая изба с низким прокопченным потолком, старый буфет и стойка, хозяин с седой бородой «лопатой» в черном жилете, одетом поверх розовой рубахи,— все это казалось будто перенесенным из прошлого. Только цены вполне соответствовали времени, Нужной суммы ни у кого не нашлось. Тогда собрали по всем карманам несколько миллионов рублей (быть может, я преувеличиваю: всего несколько сотен тысяч) и вскладчину заказали яичницу на свином сале с черным хлебом. Пожалуй, это была одна из самых вкусных яичниц в моей жизни.

В Москву мы пришли около двух часов ночи. Во время этой вынужденной прогулки я узнал много нового о нашей экспедиции и о северных морях вообще...

ИСТОЧНИК (ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ)

Полная версия книги

Опубликовано:8 Октябрь, 2014 03:57, Просмотров:288, ]]>Печать]]>

  Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

* Ваше имя:

* Текст:

Контрольный вопрос

Десять минус три будет, прописью?