ГЛАВНАЯ ИСТОРИЯ НОВОСТИ СПИСОК НОВОСТЕЙ ФОТОАЛЬБОМЫ ВИДЕО ФОРУМ УСЛУГИ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ КОНТАКТЫ УПРАВЛЕНИЕ, СТРУКТУРА
ЧЛЕНЫ НАШЕГО КЛУБА КАРТЫ, ДОКУМЕНТЫ ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА НАШИ ДРУЗЬЯ Новости и деятельность МОИП
 

Проблема бытового мусора. Надо ли уничтожать ценный вторичный ресурс?

Выдержки из стенограммы программы на "Радио свобода" (из архива 2006 г.)
"Радио Свобода" Ведущая Марина Катыс

Марина Катыс: Сегодня мы будем говорить о проблемах бытовых отходов и о том, надо ли их сжигать или надо их перерабатывать.
Рядом со мной в студии - депутат муниципального собрания района "Косино-Ухтомский", член экспертного совета при Экологической комиссии Московской городской Думы Борис Васильевич Аверин; заместитель председателя Ассоциации "Мусорщики Москвы" Лазарь Яковлевич Шубов, также доктор технических наук и профессор, и руководитель Токсической кампании Гринпис Россия Алексей Киселев.
Проблема мусора и его утилизации до сих пор не решена не только в России, но и во всем мире. И главным остается вопрос - как научиться возвращать отходы в цикл производства, сохраняя тем самым, естественно, природные ресурсы.

...Марина Катыс: Борис Васильевич Аверин, чем закончился этот эксперимент по селективному сбору мусора в вашем районе?

Борис Аверин: Во-первых, я должен сказать спасибо такой организации, как Гринпис, которая предложила это именно нашему району. В том квартале у нас стоит четыре многоэтажных домах, была площадка и были жалобы на неорганизованный способ и вывоз мусора. Именно этот квартал порождал жалобы в администрацию, в префектуру - вплоть до пейджера Лужкова. Когда предложили организовать у нас этот эксперимент, наше население на условия эксперимента откликнулось сугубо положительно. Во-первых, в свое время, неподалеку была свиноводческая ферма, которая принимала пищевые отходы, и люди, которые живут в этом районе, собирали эти пищевые отходы. Причем не было никакой вони в подъездах. Все знали когда приезжают и забирают пищевые отходы, и в те времена пищевые отходы моментально убирались из подъездов. Сейчас этой фермы нет.
А что касается самих площадок для сбора мусора - здесь какие трудности? - Во-первых, жители в этом процессе абсолютно не задействованы, не было никакой разъяснительной работы, не было создано практически никаких условий для селективного сбора мусора. И когда предложили четыре контейнера: один - для сбора макулатуры, второй - для пластика, третий - для металла отдельно и четвертый - для боя стекла, то решено было создать такой пункт. И после кратковременной разъяснительной работы, проведенной поквартирно во всех наших домах, люди откликнулись на это.
И единственный случай я помню, когда мальчишка макулатуру хотел бросить в другой контейнер, я это заметил и говорю: "Слушай, ты читать-то умеешь?" А он говорит: "А я читать не умею, я еще в школе не учусь". Когда я ему прочитал, он меня поблагодарил и сказал: "Теперь я буду знать".
То есть надо разговаривать с детьми и с жителями. И не надо считать, что наш московский люд - это дикари по существу. Судя по СМИ - это люди, вообще неприученные к западной культуре, к западным ценностям и так далее. Такие обвинения в прессе просто оскорбительны для москвичей и для жителей области. Например, Пущино - город, где можно пройти в носках по улице, поскольку во всем городе нет мусора. Дети заставляют своих родителей запаивать мусоропроводы, и во всем городе производится селективный сбор мусора.

Марина Катыс: А в вашем районе после окончания эксперимента остался селективный сбор мусора или все это ушло в небытие?

Борис Аверин: Остался один контейнер, он к концу эксперимента пришел в негодность, но поскольку это была благотворительная акция Гринпис, этот контейнер тут же "оприходовала" наша коммунальная служба. Но самое страшное то, что с приходом этих дополнительных четырех контейнеров у нас убрали те контейнеры, которые по норме должны были быть на этом участке. И поскольку наши коммунальные службы до сих пор не знают, что такое четкий, никем не нарушаемый ритм уборки (и по времени, и по объему, и так далее), то, естественно, когда все переполнялось, люди (частью даже от отчаяния, просто не хотелось на землю бросать) бросали мусор и в эти контейнеры. Такое, как правило, происходило из-за сбоев в работе транспорта, из-за сбоев в работе коммунальных служб. Поддержки, вообще говоря, от нашей коммунальной службы эксперименту по селективному сбору мусора абсолютно не было, это была полная самодеятельность нашего населения.

Марина Катыс: Спасибо....

...Марина Катыс: И у меня вопрос ко всем присутствующим. И наши слушатели, и наш корреспондент из Ульяновска говорят о том, что с раздельным сбором мусора в России пока дело идет сложно - либо контейнеры для раздельного мусора конкретного вида украдут, либо народ начинает складывать туда все, что попало. Все-таки какова перспектива, господа?

Борис Аверин: Все программы на Западе, насколько нам известно, начинались с детей. Только через детей можно достучаться до сознания их родителей, для того чтобы они озаботились здоровьем своих детей и будущих внуков и так далее. Именно дети на подкорковом уровне сознания ощущают опасность тех свалок, тех заводов, которые сейчас нам обещают построить в той же Москве. В этом отношении лично у меня общение с нашими жителями в большой степени зависит от того, как активно работают учителя и преподаватели, которые участвуют в работе нашего Эколого-краеведческого детского центра. Потому что дети быстрее могут достучаться до сознания своих родителей, и когда родители поощряют инициативу своих детей, то результаты - существенные. У нас, например, проведено пять операций "Чистый берег" на наших озерах. Ребята добровольно и с удовольствием участвовали в этой работе, потому как они лучше осознают, чем их родители, остроту этой проблемы.

Марина Катыс: Спасибо. Борис Васильевич, в Руднево завод построен, хотя жители 10 лет боролись с его запуском. И что сейчас?

Борис Аверин: В первые годы (строительство было начато в 1994 году) село Руднево в московских документах называлось "промзона Руднево", и там стоял транспарант о том, что завод строит определенная строительная фирма, но название завода там почему-то было замазано. И, в принципе, жители просто не были проинформированы о том, что это за завод. Когда они интересовались, их отсылали то в люберецкую администрацию, мол это - люберецкий завод, то в Балашиху. И в конечном итоге, когда наше население узнало (а узнало оно из акции Гринписа) - внимание жителей было приковано к этому опасному объекту.
Нас сейчас 17 тысяч, но будет 63 тысячи, поскольку все ближе к мусоросжигательному заводу сейчас пододвигаются жилые кварталы для молодых семей, строится муниципальное и коммерческое жилье. Ликвидируются поля совхоза, и на этом месте строится огромный комплекс - 8 микрорайонов. Достаточно большое количество людей будет жить под воздействием этих опасных объектов. Кроме мусоросжигательного завода, рядом - завод "Эколог". Его так назвали, потому что нормальное название его - это Ветеринарно-санитарный завод по уничтожению опасных биологических и медицинских отходов.

Марина Катыс: Борис Васильевич, спасибо.

ЧИТАТЬ полностью: ИСТОЧНИК

Опубликовано:9 Март, 2013 07:01, Просмотров:183, ]]>Печать]]>

  Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

* Ваше имя:

* Текст:

Контрольный вопрос

Два плюс три будет, прописью?